Разное - Бунт как выживание 5

На стороне хозяев завода, то есть владельцев контрольного пакета акций, были законы, защищающие по-воровски приватизированную собственность, и сила органов правопорядка. На стороне трудового коллектива — правда и воля к действию. При таком раскладе сил коллектив выиграть не мог и не выиграл: уголовные дела на заводских начальников заведены не были, и деньги за продукцию, отгруженную мифическим фирмам, на завод не возвращены. Но не выиграли и хозяева. Им пришлось всю прежнюю администрацию уволить и исполнительным директором назначить устраивающего коллектив управленца. Но главное, хозяева вынуждены были согласиться на контроль коллектива за всей финансово-коммерческой деятельностью предприятия.

Ныне в здании отдела кадров машзавода в комнатке с надписью "Комиссия по отгрузке" сидят три выбранных коллективом работника, без подписей которых не заключается ни один договор и не вывозится с завода никакая продукция. Члены комиссии также вправе получать полную информацию о движении денежных средств.

Бунт на машзаводе привел к установлению на нем явочным порядком рабочего контроля. А это не пустой звук. Прошлым летом, когда рыночная конъюнктура для машзавода была более благоприятной, чем летом нынешним, его работникам зарплата не выплачивалась. А теперь выплачивается. Кроме того, демонстрация собственной силы коллективом во время бунта дает ему основание надеяться, что попытки обанкротить машзавод прекратятся: кому из желающих нагреть руки на банкротстве захочется прятаться от рабочих по туалетам?

Бунт в Ясногорске завершился пусть и относительным, но успехом. Начавшийся бунт в Кимовске может завершиться так же, ибо выбор у бунтовщиков там небогат — победить или околеть.

Жизнь работников нашей обрабатывающей индустрии в годы реформ была не лучше, чем у шахтеров. Но шахты клокотали, а заводы молчали. Молчали потому, что из их высокообразованных коллективов самые энергичные люди рванули в коммерцию и в банки. На заводах остались люди работящие, честные, но не буйные. Они смирились с вопиющей социальной несправедливостью и нищетой. В душе они готовы смириться с голодом и холодом. Им неловко и стыдно качать даже элементарные права. И они бы их не качали, если бы хоть как-то можно было жить. Но жить уже вообще невозможно.

Ленста Рощеню в Ясногорске и Татьяну Тимакову в Кимовске бунтовать подвигла не спесь, а необходимость. А она, как известно, любое дело заставляет доводить до победного конца.

{ 1 2 3 4 5 }